Рынок газоразделительного оборудования в Российской Федерации оживает.

17.06.11г. в отеле «Балчуг Кемпински» (г. Москва) состоялась международная конференция Creon «Промышленные газы 2011». Мероприятие было организовано компанией Creon (специализирующейся по тематикам нефтегазовой отрасли) в связи с возрастающим интересом к индустрии криогенного оборудования и промышленных газов со стороны потребителей, представляющих предприятия химеческой, нефтехимической и металлургической отраслей промышленности.

 

ООО "Криомаш-БЗКМ" также было представлено на конференции. По словам начальника отдела договоров и маркетинга Семенова Алексея Валерьевича, участие в данной конференции трудно переоценить, как в аспекте развития контактов, так и для получения актуальной информации о состоянии рынка газоразделительного криогенного оборудования. ООО "Криомаш-БЗКМ" является одним из немногих российских предприятий - производителей газоразделительных систем, в т.ч. оборудования для воздухоразделительных установок, мембранных азотных генераторов, установок по получению криптонксенонового концентрата, а также установок получения криптона и ксенона, установок получения неоно-гелиевой смеси, а также установок получения неона. Также ООО "Криомаш-БЗКМ" является производителем криогенной арматуры для работы с сжиженными газами, большой номенклатуры теплообменного оборудования для гелиевых и водородных систем.

Судя по полученной информации, около 75 процентов мирового производства гелия приходится на долю США, в то время как Россия выпускает лишь 5-6% (и это при том, что Россия располагает колоссальными запасами гелия, более половины которых сконцентрировано на Чаяндинском и Ковыктинском месторождениях Сибири, которые в настощее время заморожены. Единственным действующим предприятием, добывающим гелий в России является Оренбургское месторождение, которое при мощности по выпуску около 7,5 млн м3 в год производит лишь 5 млн м3 и с каждым годом его производительность падает из-за истощения месторождения. На внутренний рынок поставляется всего 1 млн м3, остальные объемы сжижаются и поставляются на нужды медицины и зарубежным потребителям. Внутреннее потребление жидкого гелия в России снижается. Экспортные цены составляют около 3,5..4 долларов за литр жидкого гелия, тогда как в самой России гелий стоит около 16 долларов, а импортируется по 6,4 доллара из США. Парадокс объясняется отсутствием единого рынка, дефицитом гелия внутри страны, сложностью доставки, хранения и дистрибуции импортируемого сырья, хотя, возможно, это не полный список факторов подобного ценообразования: зарубежные компании, которые занимаются добычей и поставкой гелия на мировые рынки из США, не планируют продавать оборудование, а вместе с ним и технологию за рубеж, поэтому на сегодняшний день отставание России в техническом оснащении данных установок все более усиливается.

На долю ядерной энерегетики и научных организаций приходится всего около 3% потребления гелия, а жидкий гелий используется почти исключительно для заправки томографов в медицинских учреждениях. При этом еще двадцать лет назад главными потребителями гелия в России были научно исследовательские физические институты. Стоит отметить, что за рубежом активно развиваются передовые технологии, связанные с использованием гелия в энергетике. В России же, несмотря на то, что спрос на гелий будет расти на 5-8% в год, структура его потребления пока не обещает стать инновационной, а Ковыктинское и Чаяндинское месторождения не будут осваиваться ранее 2016..2017 годов. При этом проблема гелия – одна из тех, что препятствуют ускорению разработки: необходимо либо отдать извлечение газа на откуп Китаю, либо строить крупные хранилища сверхлетучего газа. Последний вариант требует колоссальных инвестиций, которые, по мнению экспертов, может осуществлять только российское правительство в рамках обеспечения инновационного развития экономики. Можем ли мы надеяться на эту помощь, покажет время.

Представители ведущих западных компаний, работающих в индустрии технических газов, рассказали о ведении бизнеса в России и реализованных проектах. Было представлено описание схемы аутсорсинга (on-site projects) поставок технических газов, по которой работают некоторые иностранные компании производители в России. Схема работы заключается в создании на площадке заказчика собственного производства технических газов, которые продаются заказчику согласно условиям договора, который заключается на 15 лет. Излишек газов в случае недостаточного потребления заказчиком, компания продает самостоятельно, а при снижении потребления ниже оговоренного уровня (60-70%) получает компенсационные выплаты (принцип take-or-pay). При этом все расходы по производству, монтажу, обслуживанию и ремонту оборудования несет компания-аутсорсер, что, безусловно, крайне выгодно для заказчика, который платит только за конечную продукцию.

Считаем, что данный подход имеет право на жизнь, однако в связи с этим возникает много вопросов:

1. Как при нынешнем положении в экономике России, да и мира в целом, можно достоверно рассчитать стоиомсть отпускного газа (кислорода, азота, аргона) потребителю на столь продолжительный срок (15 лет)? Все может измениться уже через пару лет, и налоговая база, и цена на энергоносители, и политика государства в отношении иностранных компаний, которые стремительно занимают отечественные рынки по всем направлениям. На конференции "Полуостров Ямал: нефтегазовые перспективы", прошедшей 12.10.11г. в Москве, один из представителей иностранных инвесторов в ходе своего доклада сообщил о ставших уже типичными перерасходах бджета при осуществлении проектов ввода новых производств в нефтегазовой отрасли (например, проект Сахалин по СПГ обошелся на 70% дороже, чем просчитывалось в бизнес-планах).

2. При поодбных схемах аутсорсинга (on-site projects) предприятия потребители газов (металлургические заводы, химические и нефтехимические предприятия), образно выражаясь, "садятся на иглу", отказаться от которой будет весьма и весьма непросто. Компания, предлагающая данные схемы участия в проекте, в дальнейшем может влиять на конкурентноспособность потребителя и на Российском и на мировом рынках продукции, поскольку в состав себестоимости производимой продукции (металла, азотных удобрений и т.д) входит цена исползуемого сырья (кислород - для металлургии, азот - для химии и нефтехимии).

Конечно, время покажет, какой из способов более актуален в сегодняшней действительности.

В советский период развития при каждом предприятии строилась вся инфораструктура для обеспечения основного производства. Эта модель позволяла конкурировать при поставках продукции не только на внутренний, но и на внешний рынок.

В советские времена в период бурного роста промышленности смонтировано более 600 установок разделения воздуха (БРВ или ВРУ), которые на сегодняшний день нуждаются в ремонте и модернизации. Темпы роста российского рынка промышленных газов в 2-3% в год. Аутсорсинговые схемы устраивают далеко не всех потребителей, так например, НЛМК предпочел приобрести оборудование в собственность, и многие другие заказчики солидарны с ним. В российских условиях исключительно важно юридическое обладание тем или иным ресурсом, гарантии стабильности поставок и поэтому массового распространения аутсорсинга, скорее всего, не будет. Сумеет ли Россия вернуть когда-то лидирующие позиции в выпуске такой важной продукции как оборудование для разделения воздуха на отдельные газы – вот главная проблема отрасли. ООО "Криомаш-БЗКМ" делает все, чтобы вернуть России передовые позиции в данном направлении.

Объем работы на российском рынке промышленных газов на ближайшие двадцать лет очень велик. Однако динамика рынка достаточно слабая и это происходит из-за того, что западные компании пока не выработали модель ведения бизнеса в России, которая бы учитывала местные условия и тот научный и технологический потенциал, которым располагает страна.

 

При написании статьи использованы также материалы c сайта http://www.creon-online.ru